• unknown master
  • unknown master
  • unknown master
  • unknown master
  • unknown master
  • unknown master
  • unknown master
Островок прекрасного и вечного
           Вот выдалась у вас пара свободных и погожих дней: как ими распорядиться? Мы едем в дом-музей «Усадьба Танеевых» в селе Маринино Ковровского района. О возрожденной дворянской усадьбе многие слышали. Но все ли там бывали? 
      Добраться несложно. Поворот в Сенинских Двориках направо с трассы М7 и прямо до указателя «Маринино». Дорога без ухабов, и даже удивительно, что в провинциальной глубинке все бывает так гладко. Одна из авторов идеи возрождения усадьбы - директор историко-краеведческого музея Ковровского района Элла Фролова. Она и стала моим гидом:
      - Восстановление усадьбы началось в 2006 году. Начинали с нуля. Барский дом пребывал в запустении… Но нашу идею поддержала администрация района. В общей сложности выделили нам 20 миллионов рублей. Помогали и предприниматели, в частности ОАО «Ковровский лесокомбинат». Трудно переоценить и чисто физическую работу по расчистке территории, в которой участвовали жители Ковровского района. И вот в 2008 году усадьба открылась для туристов.
       Подъезжаем к дому-музею. Если не знать, что он построен более 300 лет назад, подумаешь ‑ новодел. Но в том и фишка усадьбы Танеевых, что дом бережно восстановлен и целиком сохранен таким, каким был построен в XVIII веке. На мое кощунственное предложение поменять архаичные окна на стеклопакеты Элла Фролова снисходительно улыбается: это же дыхание старины...
       Стариной тут дышит все: и сам дом, и липовая аллея... Деревья помнят прогуливавшихся тут господ Танеевых и их многочисленных гостей. А гости тут бывали знаменитые: Чайковский, Скрябин. Эти имена сегодня весь мир знает. Но когда-то имя их учителя профессора Московской консерватории Сергея Ивановича Танеева было известно едва ли не больше. Танеев в свое время просматривал нотные наброски Чайковского, правил их - и великий композитор был премного благодарен другу и учителю за ценные поправки и замечания.
Об этом и о многих других интересных фактах гостям усадьбы рассказывают девушки-«горничные». Проводить экскурсии в костюмах далеких эпох сейчас принято во многих музеях, но у сотрудников усадьбы Танеевых костюмы не просто пошиты на манер XVIII века - они скопированы вплоть до мельчайших подробностей. Беседуя с «горничными» и «хозяйкой» усадьбы - заведующей филиалом музея в Маринино Татьяной Фадеевой, невольно хотелось перейти на старинные обороты речи.
      Как стать графиней?
На момент нашего приезда в усадьбе шла экскурсия для туристов из Москвы. Оставалось присоединиться к группе и послушать-посмотреть.
      Барский дом ‑ это центральная часть музейного комплекса. А сама усадьба ‑ это еще и парк, по которому туристам предлагают прогуляться. Парк обширен, он включает летнюю сцену с рядами скамеек. Кстати, сейчас, как и в стародавние времена, там проходят концерты, ставятся спектакли. А еще есть замечательный пруд с романтичным мостиком. Сооружения в парке, разумеется, отстроены заново. Усадьбу восстанавливали кропотливо. Не менее трудоемким стало и содержание комплекса. Директор музея Элла Фролова говорит:
       - Для того чтобы эта красота поддерживалась в том виде, как сейчас, ежегодно нужны миллионы. Это и ЖКХ, и ландшафтный дизайн, и содержание персонала. Говорить о том, что комплекс может приносить доход, на мой взгляд, неуместно. И бессмысленно. Думаете, Третьяковка или Эрмитаж приносят доход? Там если и получается плюс, то очень небольшой. Когда возрождается памятник культуры, надо понимать цель. Если это стилизованный отель с рестораном, то прибыль возможна. Но тогда о просветительском и духовном направлении можно забыть. Усадьба Танеевых, по-моему, слишком ценна как особое место, связанное с историей музыки, историей знаменитых дворянских фамилий, чтобы пытаться на ней банально заработать…
        Усадьба Танеевых с начала ее работы в качестве дома-музея ежегодно получает бюджетную поддержку в рамках целевых программ и с помощью грантов. При этом сотрудники дома-музея, несмотря на принципиальную позицию ставить духовное во главу угла, все-таки идут на разумные компромиссы. Помимо экскурсионных групп здесь регулярно проводят церемонии бракосочетания. Запись на «дворянскую свадьбу» - на несколько месяцев вперед. Следовательно, церемония имеет успех, и не только у местных, но и у молодоженов из Нижегородской области и Подмосковья.
 Кстати, свадьба в Маринино ‑ это вам не «свадьба в Малиновке». Разудалое веселье не допускается. Все выдерживается в стиле. Со вкусом. Эта аристократичная сдержанность молодоженов как раз и привлекает. Об этом можно судить по записям в книге отзывов. «Я почувствовала себя настоящей графиней!» - пишет невеста Марина из Орехова-Зуева.

        Экскурсия по парку завершается. Переходим в барский дом. Это не осмотр под девизом «руками не трогать», а погружение и вовлечение. Так, при посещении музыкальной комнаты одной из юных туристок предлагают «испытать» танеевское фортепиано. Девочка, краснея и бледнея, тем не менее без единой ошибки справляется со «Сладкой грезой» из «Детского альбома», заслужив одобрительные аплодисменты экскурсантов и сотрудников музея.
Потом идем в игровую комнату ‑ есть в усадьбе и такая. Там туристам рассказывают, как коротали русские помещики долгие зимние вечера. Гости музея с изумлением узнают, что 300 лет назад уже существовали гаджеты. Правда, аналоговые. Бирюльки. Играть в бирюльки ‑ это не фигура речи, а вполне конкретное занятие, требующее немалой сноровки и собранности.
        Суть примерно, как в «Тетрисе». Только разбирать завалы фигурок надо не перед монитором, а вручную, с помощью миниатюрных проволочных крючочков. А сами фигурки ‑ выточенные из дерева миниатюрные копии кухонной утвари и детских игрушек.
        Об этой и других не менее интересных играх можно не только узнать, но и поиграть в них, чем экскурсанты занимаются с детским азартом.
        А потом всех приглашают на чаепитие в барской столовой за огромный дубовый стол. Там-то и случилось мне пообщаться с членами экскурсионной группы.
       Узнав, что ими интересуется местная пресса, москвичи охотно делились впечатлениями. Оказалось, публика в Маринино приехала        искушенная. Сравнивали с усадьбами Подмосковья, которые посещали ранее. Но в целом отзывы были благосклонные, временами даже восторженные.
Группа туристов была небольшой ‑ 12 человек, причем возрастной состав - от 8-летней Маши (той, что так мило музицировала) до 88-летней коренной москвички Раисы Александровны Королевой. На экскурсию она отправилась с дочерью Аллой Геннадьевной, которая оценила поездку так:
      - Это просто редкая удача, что мы сюда приехали. Здесь ценно все - интерьер усадьбы, интересный рассказ, а кроме того, это не просто дворянская усадьба, это ожившая история русских музыкальных традиций. Непременно приеду сюда еще раз со своими учениками. Для детей и молодежи такие поездки особенно ценны.
       Оставив туристов за чайным столом, обращаюсь к «хозяйке» - заведующей домом-музеем Татьяне Алексеевне Фадеевой. И вопрос к ней из разряда «неудобных». Восстановление памятников архитектуры в российской глубинке порой осложняет не только недостаток финансов, но и отсутствие понимания и поддержки со стороны местного населения. Не любит наш народ, когда его беспокоят. Да и к «барству» (спасибо советскому воспитанию) отношение у селян двойственное. За примерами далеко ходить не надо. Начали восстанавливать усадьбу Храповицких. И что местные? Оказалось, люди годами и десятилетиями потихоньку растаскивали по бревнышку и кирпичику усадьбу, пока не пришли реставраторы. Жители были так недовольны отлучением от привычного «промысла», что пришлось для охраны объекта ЧОП привлекать. А как восстанавливали Маринино?
        По словам Татьяны Фадеевой, до вооруженной охраны, к счастью, дело не дошло, хотя скепсис и неудовольствие поначалу все-таки были. Беспокоят, мол, «ходют тут всякие» - все это имело место.
Помогли такт и деликатное отношение к жителям инициаторов проекта ‑ Николая и Эллы Фроловых, которые терпеливо объясняли жителям, что восстановление усадьбы принесет людям только благо.
         И постепенно марининцы это увидели. Появилась хорошая дорога к селу, бесперебойное электричество, уличное освещение. Да и сам по себе дом-музей постепенно стал вызывать интерес, благо усадьба еще в советские годы была очагом просвещения. Здесь размещалась местная «публичка». Сыграло свою роль и то, что сотрудниками дома-музея главным образом местные жители и стали: учителя сельских школ и библиотекарь Валентина Васильевна Худякова. Это старейший работник дома-музея, сейчас она на пенсии, но в усадьбе бывает регулярно.
Вот и в день нашего визита мы встретили ее на дорожке парка.
        - Мне приятно, что последние годы моей работы прошли в стенах дома-музея. Со мной тут и дочь работала, сейчас она переехала в город, но внуков ко мне на каникулы присылает. Так они первым делом сюда, тут им главная радость и развлечение. Сюда и все местные бабушки внуков приводят. А дачники ‑ их в Маринино все больше - вообще ради усадьбы и дома в селе покупают. Они у нас постоянные посетители…
 Пора было прощаться, экскурсия подошла к концу. Уезжать не хотелось ‑ казалось, что-то недорассказано, недоуслышано.        Например, не добрались до Покровского храма ‑ увы, пока окончательно не восстановленного. Это отдельная увлекательная глава в истории села Маринино.
Сотрудники дома-музея рассказывали о музыкальных вечерах камерной музыки, которые проводятся в усадьбе. Было бы замечательно побывать на таком вечере. Кстати, неделя Танеева, которая обещает стать еще одной традицией нашей области, в следующий раз пройдет и на территории дома-музея. Ожидают именитых музыкантов.
       В общем, Маринино ‑ это место, куда стоит не просто приехать. Там нужно часто бывать. Чтобы в тени древних лип осознать, что не где-то далеко, а здесь, на нашей Владимирской земле есть такие замечательные островки прекрасного и вечного.
Автор: Татьяна Горянина